February 25th, 2017

Биология

Как обманывают венерологи

Те, кто устраивался на работу на так называемые "декретированные" предприятия, в частности пищевые, коммунальные, наверняка знакомы не понаслышке о так называемом "мазке на гонорею". Все его и сдают, даже девственницы и не живущие половой жизнью, заведомо зная, что здоровы. Мужчины – морщась от боли, женщины – ещё и дополнительно унижаясь в кресле, не задумываясь, вроде как положено, врачу же виднее. Потом ситуация в точности повторяется через год на медосмотрах, согласно законов. После взятия мазка (соскоба, если правильно) у мужчин примерно два дня ощущается сильная резкая боль при мочеиспускании, возможно кровотечение и даже повреждение стенок уретры. Женщинам повезло чуть больше, но и у них возможны ятрогенные последствия.
Однако, почитав даже элементарный венсправочник или учебник, уже не говоря о множестве за полтора века исследования научных статей про эту болезнь, вы нигде не найдёте описания пути передачи через пищу, посуду, дыхание, рукопожатия, оборудование или мысли. Нет у гонореи такого пути передачи. Микроб неустойчив во внешней среде и быстро погибает от высыхания. Даже при половом пути передачи вероятность заражения мужчины по данным разных источников составляет от 10 до 25 %. Известные заявления о бытовом пути передачи свойственны или для весьма плохих бытовых условий, или мифологично-курьёзны, или что называется, "притянуты за уши", когда пациент категорически отрицает половой путь заражения.
Данный подход к якобы профилактике гонореи зародился ещё на заре советской власти. Молодой республике не были нужны люди с социальными болячками – пережитком "гнилого режима", мешающими воспроизводству и увеличению армию "новых людей". Данная акция проходила на волне венерологического энтузиазма и личной инициативы тогдашнего наркома Семашко, поставившего фанатичную задачу искоренения вообще всех инфекций в стране, в какой-то мере оправдывавшую себя в лихой доантибиотиковый и допрезервативный период и позволившую достаточно быстро справиться, например, с чумой и оспой. Венерические инфекции несколько иные, они тесно связаны с социумом и биологическими особенностями полового поведения человека, в чём тов. Семашко разобрался, видимо, не до конца, пытаясь бороться такими типичными революционными методами.
Заявления врачей, что якобы больше всего выявляется венболезней как раз у декретированного контингента – типичная когнитивная ошибка, экстраполяция данных по выборке на всю популяцию без учёта всех особенностей, аналог известной "ошибки техасского стрелка". Кто желает, может посмотреть по этой теме в интернете. Статистика неумолима – болезнь в нашей стране за век тотальных мер хоть и несколько снизилась, но так и не исчезла, несмотря на все усилия карательной венерологии. Становится немного смешно от уверений в профилактике - болезнь имеет короткий инкубационный период и человек между проверками раз в год при желании способен заразить большое число партнёров. Европа давно отказалась от таких проверок, уповая на так горячо нелюбимое нашими секспросвещение, социальную рекламу, направленную на единственного партнёра, применение презервативов и другое. Это дало плоды – например в тех же "развратных" Нидерландах заболеваемость благодаря указанным мерам снизилась до 0.5 на 100000 населения. Это очень хороший показатель.
Движения к рациональному подходу в нашей стране пока не предвидится. Существуют достаточно достоверные безболезненные для массовых проверок тесты. Однако известное Министерство успешно игнорирует как мировой опыт и наработки доказательной медицины, так и права человека и пациента. Указанное явление можно смело отнести к глобальному болезненному эксперименту над людьми, проводимое без уведомления и под принуждением.